Azoto-Azote-Azoth-aleister-crowley-Misteriosa-Substancia-Alquimia-Ciencia-Misterios-Curiosidades-capa[1]

Фулканелли – последний алхимик

Иногда алхимию воспринимают как средневековое явление, это верно только отчасти. Расцвет философской науки пришелся на 15-17 века – а это уже Возрождение и Новое Время. О том, что алхимия развивалась даже в 20-м веке, говорить не принято. А тем более о том, что минимум одному адепту удалось совершить Великое Делание. Потому что не научно, трудновоспроизводимо, а значит – не серьезно. Но алхимия всегда была «веселой наукой», и на излишнюю серьезность никогда не претендовала.

Иллюстрация Шампаня, Фулканелли

Поэтому давайте радоваться, что наши метафизические дела не так уж и плохи, и поговорим о Фулканелли, которого иногда зовут последним алхимиком. Существуют свидетельства людей, которые наблюдали трансмутацию в его лаборатории. Есть книги, которые поражают глубиной и простотой изложения. Фулканелли можно читать практически без подготовки. В то же время даже метры архитектуры, мифологии и культурологии находят в них много нового.

Итак, Фулканелли – последний Философ Огня.

Париж la belle epoque

Париж la belle epoque – лучшее место и время на земле. Иногда случается, что культурный подъем совпадает с экономическим и политическим ростом. Тогда развиваются наука и искусство, появляется необычная архитектура, живопись, литература – вообще все, что через годы притягивает внимание и заставляет искусствоведов спрашивать: «почему?». Так было в Афинах в Периклов век, в Бургундии 13-14 в. и во Флоренции 14-16 в.

Париж между Франко-Прусской войной и 2-й мировой (условно с перерывом на первую мировую) – ближайший к нам «Золотой век» культуры и искусства. La belle epoque – сказка, которая время от времени возвращается, чтобы мир не погрузился в серость. Вечная весна на Елисейских Полях, продолжительностью в несколько десятилетий.

В это время появились и работали художники-импрессионисты. Они перевернули представление о живописи, о том, как надо рисовать и, что важнее, – показали, как можно видеть. Была построена Эйфелева башня. Центр Парижа приобрел почти современный вид. Люмьеры создали кино и заразили им весь мир. В Париже прошла первая автомобильная выставка (1889 г.). Появились лекарства от сложных болезней, были изобретены новые химические вещества на основе каучука и нефти.

Если что-то придумывали в соседних странах, Париж, как магнит, притягивал к себе изобретателей и изобретения. Год-два, создатели новых технологий только начинают серийное производство, а во Франции это уже есть, причем в усовершенствованном виде. Летает, плавает, светит, или дает энергию.

Почему так? Открытость к инновациям и деньги. Там можно было относительно легко заработать на своем увлечении. Париж был местом, в котором собралось много интересных и интересующихся персонажей. Увлеченность витала в воздухе, очаровывала, притягивала и заражала. Люди с обычными, не гениальными способностями делали открытия и достигали успеха, благодаря упорству и особой атмосфере чуда, которое рядом.

Это была среда, в которой каждый день, запросто можно было выпить по бокалу вина с гением уже признанным, или которым будут восхищаться лет через 50-60. Почерпнуть идеи и вдохновение, обменяться придумками и создать что-то потрясающее. Так было с импрессионистами, мало чем от них отличались спортсмены, изобретатели и даже мистики.

Алхимики Парижа

Не удивительно, что в Париже конца 19, начала 20 веков появился кружок интересующихся герметическими науками. Тогда общество верило в прогресс, в то, что с помощью бензина и электричества можно добиться всего и установить на земле счастливую эру. Алхимия была не популярна (впрочем, как и сейчас), кружок был невелик. Но всегда есть романтики, которых завораживала тайна.

Портрет Шампаня, который иногда выдают за портрет Фулканелли

Исследователи герметики работали в одиночку и группами, время от времени встречались в уютных кафе и разговаривали о мифологии, Древнем Египте, суфиях, тамплиерах, каббале, символике, розенкрейцерах и т.д.

Вдохновителем собраний был Жан-Жюльен Шампань – эксцентричный человек, художник и большой оригинал. Он носил длинные волосы и старомодную одежду. Шампаню было 40 и своим молодым товарищам он казался представителем другой эпохи. Это был стареющий тусовщик, представитель богемы. Он пил абсент, действовал и разговаривал как тот, кто знает нечто недоступное окружающим.

Совершенно по-другому вел себя молодой Эжен Канселье – романтичный юноша, любимый ученик Фулканелли, автор книг о алхимии и алхимиках. Это был увлеченный исследователь Искусства, настоящий подвижник и фанат своего дела.

Ребис

Шампань и его друзья посещали библиотеки столицы Франции, копались в хранилищах, добывая редкие книги и старые манускрипты. Также в этот круг входил владелец книжного магазина по фамилии Дижоль и его жена. Часто кружок собирался у Дижолей, или на съемной квартире Шампаня. Проводились дискуссии с дегустацией спиртных напитков, текли разговоры…

Новичок, среди прочего, мог бы услышать упоминания о каком-то учителе, который уже совершил Великую Работу. Но если бы неофит спросил кто это – не смог бы добиться точного ответа.

Фулканелли – как Фантомас, был нигде и одновременно повсюду. Многие вообще сомневались в его существовании. Другие считали, что он потомок Валуа. Существовали версии, что Фулканелли – это книжник Дижоль, юный Канселье, Шампань или даже «вечный француз» – граф Сен-Жермен.

Так продолжалось, пока 1926 году не был опубликован труд «Тайна готических соборов» с предисловием Канселье и иллюстрациями Шампаня, после этого ситуация изменилось в корне.

Тайна готических соборов и философские обители

«Тайна соборов» вошла в классику алхимической литературы и стала в один ряд с произведениями философов Средних Веков и Нового Времени

Расположение соборов во Франции

Представьте, как изучают культуру Средневековья, в частности готику. Есть историки, архитекторы, инженеры, литературоведы и искусствоведы. Инженеры изучают распределение нагрузки и давление на опоры.

Искусствоведы пишут о ярких образах, линиях, скульптурах «висельников», окне розы и витражах. Говорят, об эстетическом чувстве и доминанте души над рацио. Историки смотрят гробницы в соборах, спорят о том, как долго бригантный доспех доминировал в Европе, и как на это повлияла 100-летняя война. Потом сидят в архивах и сопоставляют источники.

Получается массив разрозненных, мало связанных знаний. Это как разделить кошку на составные, а потом собрать заново. Вроде бы все на месте – но не работает. Мертвый слепок культуры.

Витражи сен-Дени

Эту проблему в середине 20 века решила французская историческая школа Анналов, которая стала детально реконструировать повседневную жизнь, но сейчас не об этом речь. В конце 20-х появляется книга Фулканелли, где точно, отчетливо и уверенно прочитывается культурный концепт готики. Но это далеко не все. Через готику он учит алхимии и через герметическую символику прочитывает код готики. Философ проводит экскурс по значимым памятникам Франции и соборы, о которых уже казалось все написано, начинают говорить о первоматерии, Ребисе, сущности Внутреннего Огня, Эликсире, металлах и минералах.

Иллюстрация из «Тайны готических соборов»

Изучение алхимии продолжается и во второй книге Фулканелли – «Философские обители». Только здесь речь идет уже не о готике, а о символике на «гражданских» домах, усадьбах и дворцах.

Нет смысла пересказывать содержание книг, их нужно просто взять и прочитать. Архитектурные комплексы, балки, нефы и контрфорсы, украшенные символикой – веский повод поговорить о алхимии.

Лабиринт из собора

Что еще известно о Фулканелли

Я уже писал, что Фулканелли – человек легенда. Его ученик Эжен Канселье писал, что тот родился в 1839 году. По свидетельствам того же Канселье, Фулканелли был еще жив в 1953 году, когда они встретились в Испании. Другой автор – Жак Бержье, в книге «Утро магов» писал о встрече с Фулканелли в том же1953 году. Алхимик говорил о том, что совершил Великое Делание и может жить бесконечно.

Первая встреча Канселье и Фулканелли произошла в 1915 году. Юноша стал учеником и наблюдал за работой учителя, встречаясь с ним время от времени. В1922 году они виделись несколько раз. Потом, в 1930, Фулканелли пропал. А в 1952 – выглядел едва ли на 50 лет. Джонсон Кеннет в книге «Феномен Фулканелли», ссылаясь на Бержье, описывает что еще в 1937 году тот предупреждал человечество об опасности ядерного оружия. Летом 37- го молодой французский химик ассистировал известному профессору физики и химии Андре Хельброннера во Франкфурте. И вот к нему пришел солидный человек и передал послание Хельброннеру.

Он говорил, что нужно предостеречь мир от применения атомной энергии. Это было странно, потому что никто не знал, что Хельброннер занимается этой проблемой. Фулканелли писал: «Из нескольких граммов металла можно соорудить бомбу, которая в несколько секунд разнесет целые города в пух и прах. Алхимики знали об этом уже давно». Также речь шла о еще не открытом Плутонии.

Алхимическая геральдика из «Тайны соборов»

А еще они говорили о силовых полях, на основе энергии и материи, о творении, восприятии реальности…

Разные люди встречали Фулканелли в различных местах. Например, отец Альберт Спрагий из штата Юта, США посвятил ему труд «Алхимик скалистых гор». Где написано, что алхимик трансмутировал 2 кг. свинца в золото, а еще 100 г. серебра в уран. Для этого он использовал неизвестное вещество.

Еще один опыт состоялся осенью 37 г. В Бурже, в присутствии 3 ученых и хозяина замка. Фулканелли добавлял порошок проекции в свинец и превращал его в золото. По свидетельству автора, ученый-химик проверил свойства металла и подтвердил факт.

Также опыт был поставлен на заводе в Сарселе. Проекцию осуществил Канселье, при помощи порошка Фулканелли.

Саламандра из «Философских обителей»

Тот же Альберт Спрагий писал, что ФБР искало Фулканелли, потому что тот был обладателем тайн превращения в золото и быстрого ядерного синтеза. Насколько это верно – говорить сложно. Образ Фулканелли загадочен и притягателен. Часто его сравнивают с графом Сен-Жерменом. Который вроде бы тоже умер, но потом появлялся в разное время в разных местах.

В отличии от графа, кроме загадки, Фулканелли оставил нам наследие – две отличные книги, которые заставили весь мир иначе взглянуть на алхимию.

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели