3vRRoDJ2skQ[1]

Легенда о дикой охоте в разных мифосистемах

«Дикая охота» распространенный миф Северной и Западной Европы. Существует мнение, что изначально эта легенда была популярной преимущественно среди германских народов, а с началом Раннего Средневековья и распространения христианства распространилась в Дании, Норвегии, Ирландии, Великобритании и Швеции. Однако многоплановость и глубокий символизм этого мифа, а также его связь с годовым циклом и лунным календарем, заставляют усомниться в вышеприведенной теории. Согласно второй версии «Дикая охота» – результат коллективной попытки объяснить природные явления и связанные с ними психоэмоциональные состояния людьми, которые жили в приблизительно одинаковых географических условиях. Но скорее всего, вопрос намного глубже и интереснее. Разберемся по порядку.

Миф о Дикой охоте

Несмотря на то, что в зависимости от ареала обитания имена, состав и внешний вид участников легенды менялись, в целом достаточно просто воспроизвести усредненный образ этого мифа:

«Великий гон» всегда проходит в темное время суток. Целью действа является нахождение жертв на земле для того, чтобы наказать их или забрать в свой, потусторонний, мир в качестве рабов или новых членов войска. Предвестниками события, как правило, становятся пронзительные гнетущие звуки: вопли, топот, вой охотничьего рога и стоны страданий.

Затем по небу в окружении диких собак и волков стремительно мчится целое войско призрачных всадников, включающее различных мифических существ мужского и женского пола. С охотниками всегда находится их вожак или предводительница. Все участники Дикой Охоты выглядят одновременно величественно и ужасно: полуразложившиеся тела, лохмотья, отпадающие конечности, но при этом огненные взгляды, королевская осанка, доспехи и т.д.

Появление такого войска считалось предвестником трагических событий, началом эпидемий, катаклизмов. В народе на Дикую Охоту зачастую возлагали ответственность за пьяные потасовки, массовые драки и хулиганство.

Охотники и их нравы

Построение «призрачного войска» такое же, как и при стандартной охоте. Впереди мчатся собаки, похожие на волков. Они лают и рычат, а из их пастей брызжет слюна, способная насквозь прожечь человеческое тело.

За ними на конях следуют загонщики – разношерстные призраки, среди которых могут быть бывшие смертные, духи природы и демоны. Они кривляются, смеются и ведут себя неадекватно, ведь их роль – запугать жертву, заставить ее сбиться с пути, свести с ума. Сами загонщики никогда не убивают, оставляя эту привилегию старшим по званию. Многие считали, что эти существа сами являлись добычей на прошлой охоте, а теперь набираются опыта.

Охотники обладают более статными фигурами, красивыми лошадьми и доспехами. Они молчаливы и величественно угрюмы, их взгляды пусты и холодны. Охотники – это убийцы живого, добытчики пищи для своего повелителя.

Позади наводящей ужас процессии следует король (или королева) охоты. Практически во всех описаниях этот персонаж восседает на прекрасном белом коне, а его плащ, усыпанный звездами, может окутывать все войско, закрывать собой Луну и, словно киноэкран, демонстрировать страшные картины будущего.

Дикая Охота в норвежских, германских, валлийских, британских и английских мифах

В датских сказаниях предводителем Дикой Охоты является верховный бог Один. Его свита – это погибшие воины, которые собирают души людей, чтобы те стали их слугами. Некоторым жертвам в последствии удается выслужиться и стать частью войска. Однако даже тех, кто не являлся добычей, а просто увидел Великий гон, ожидают несчастья, безумие или бедность.

У северных германских народов главной охотницей считалась Холда, которая одновременно с этим считается покровительницей брачных уз и семейного очага. В таком, казалось бы, противоречивом совмещении профессиональной деятельности нет ничего странного, поскольку добычей здесь становились нерадивые мужья, бродяги и пьяницы, а также те, кто посягал на имущество соседей.

Валлийский миф несколько выбивается из общей картины. Здесь считалось, что войско занимается постоянной охотой в небе, забирая себе души тех, кто недостаточно хорош для рая, но и недостаточно плох для ада. Появление охотников на земле связывали с тем, что их призвали Друиды для совершения обрядов и таинств. Однако, для простых смертных встреча с этим гоном, опять же, не сулила ничего хорошего.

Британцы считали, что процессией руководят эльфийские король и королева. Согласно этому мифу, добычей становились не пропавшие души, а наоборот – молодые и красивые парни, девушки и дети. Охотники уносили их в страну эльфов на «перевоспитание» после чего жертвы превращались в часть королевской свиты.

В некоторых мифах Дикую охоту возглавляли национальные герои, разбойники или люди, которые были земным воплощением дьявола. Для того чтобы минимизировать потери, связанные со встречей с охотниками, нужно было опустить глаза, а еще лучше застыть в низком поклоне.

Люди верили, что всадники забавы ради могут сбросить седло на дом, после чего умирал один из членов семьи. Чтобы этого не случилось, перед сном на улицу выставляли еду в миске. Считалось, что внезапные ссоры и стычки происходят из-за того, что вдалеке проносится Дикая Охота. Свидетели драки должны были немедленно ее остановить, в противном случае проклятие ложилось, как на зачинщиков, так и на жертв и всех присутствующих.

Христианство и Дикая Охота

В Средние Века и Эпоху Возрождения христианское учение все больше вытесняло языческие верования. Однако миф о Дикой Охоте не исчез, а лишь немного трансформировался. Напротив, эта легенда стала популярной у французов, голландцев и в северных частях Италии.

Теперь, вне зависимости от первоначального имени предводителя, им становился Дьявол, который собирал души злостных грешников, некрещеных младенцев и самоубийц. Основной состав охотников формировался за счет демонов, которые раньше были языческими богами.

Интересно, что главарями, как и участниками, могли быть не только представители сильного пола, но и женщины. Так, по одной из версий, королевой Дикой Охоты стала Геката – древнегреческая богиня темной стороны Луны. В свою свиту она набирала не только охотников и загонщиков, но и ведьм, которые соблазняли мужчин и детей для того, чтобы преподнести их своей предводительнице.

Символизм, астрология, годовой цикл

Вне зависимости от участников, места действия и имен героев, очевидно, что миф о Дикой Охоте символизирует хаос, перед которым человечество бессильно. Можно было бы предположить, что таким образом люди просто пытались объяснить природные катаклизмы, если бы не цикличность появления данной процессии.

Чаще всего Дикий гон возникал перед изумленными взорами свидетелей либо в первое полнолуние после летнего солнцестояния, либо в начале зимы. В первом случае громкие звуки можно объяснить грозами, характерными для данного периода, а во втором – трескающимися и падающими от первых холодов деревьями.

Обе даты символизируют переход природы из одного состояния в другое. Получается, что хаос Дикой охоты — это ни что иное, как смерть, необходимая для перерождения. Тем более, что облик охотников очень напоминает героев ирландского праздника Самайн (Соуэн), который позже стал называться Хелловином. Кстати, последние упоминания о реальном появлении Дикой Охоты в середине ХХ века, доносились из ирландского городка Самхайна. Совпадение?

Наиболее близким к Дикой Охоте архетипом, безусловно, является Великий Жнец, который собирает души тех, чей час пришел. В личностном плане этот гон может символизировать восставшие подсознательные мотивы и желания, которые сметают на своем пути сверх-я, вне зависимости от его силы, духовности и социального положения.

Эзотерика

Существует множество магических практик, связанных с Дикой Охотой. Самый известный направлен на обретение новых возможностей и навыков. У черных магов – на получение во власть души другого человека.

Пред тем, как приступить к ритуалу, необходимо поститься и медитировать в ожидании того, что духи укажут место, где нужно его провести. Чаще всего это территория в лесопосадке, роще или в заброшенных зданиях.

Получив откровение, человек должен отправиться на указанное место и тщательно изучить его: все тропинки, подходы, уступы, ямы и т.д. Через 2-3 дня духи назначают задание пройти тот или иной маршрут по местности с закрытыми глазами, при этом они требуют залог – то, чего человек должен будет лишиться в случае проигрыша. За ночь перед событием на месте следует оставить подношение — амулет, овощи, вино, книгу
– если на следующий день вещь исчезла
– ставки приняты.

Следует учитывать, что силы, с которыми заключается сделка, будут всячески мешать выполнению задания. В результате этого ритуала можно не только не получить желаемого, но и лишиться ценного дара, а также получить физическую травму.

Художественные произведения

Писатели, художники и создатели фильмов не могли пройти мимо мощной энергетики и глубокого символизма, который присутствует в этом мифе. Речь идет не только о старинных сагах и легендах, но и современных произведениях.

Одним из самых популярных в наших широтах, безусловно, является роман «Час Презрения» из цикла «Ведьмак» польского писателя Анджея Сапковского. Анджей – знаток и собиратель и интерпретатор средневековых легенд и не удивительно, что он не смог пройти мимо «Охоты». Здесь на Дикий Гон выходит отряд эльфов. Описание происходящего события практически идентично тем, что значились в Средневековых летописях:

«В движущейся по небу ленте возникают нечеткие силуэты всадников. Они все ближе, их видно все четче. Раскачиваются буйволиные рога и растрепанные султаны на шлемах, под шлемами белеют оскалившиеся черепа. Наездники сидят на лошадиных скелетах, покрытых лохмотьями попон. Бешеный ветер воет в вербах, острия молний одно за другим режут черное небо. Ветер воет все громче. Нет, это не ветер,это жуткое пение».

Еще один роман: «Дикая Охота короля Страха», белорусского писателя Владимира Короткевича даже был экранизирова режиссером Валерием Рубинчиком в 1979 году и вызвал настоящий зрительский ажиотаж. Это был один из первых советских мистических триллеров и не мог не нашуметь.

Визуализация сцен гона в этом фильме наполнена таким же мистическим трепетом и ужасом, что и картины художников Франца фон Стака, Ханнеберга и Генри Джулиена, которые также обращались к этому мифическому сюжету.

Помимо прямого цитирования событий Дикой Охоты, существует немало отдельных образов, которые явно перешли из этой скандинавской легенды. Так, например, собака Баскервилей из одноименной повести Артура Конан Дойля обладает всеми чертами представителя своры призрачного гона. К таким же персонажам можно отнести «Всадника без головы» Майн Рид, вариант с Френсисом Дрейком, который появляется со сворой собак без головы, а также американские Призрачные Всадники Дикого Запада.

На данный момент миф о Дикой Охоте в своем первоначальном виде является популярной темой фольклора у скандинавских народов и на территориях Северной Ирландии и Уэльса. Также он используется в эзотерической среде для проведения различных магических ритуалов и практик.

Закончить хочу на нео- Юнгианской интерпретации, согласно которой, Дикая Охота – это комплекс архетипов, прорвавшихся в режим сознательного. Если суметь обуздать Охоту, то адепт получает возможность использовать скрытую силу этих персонализаций. В случае неудачи – превратится в одного из слуг-загонщиков или в жертву, которой придется всю жизнь идти на поводу собственных желаний.

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели