34481-jpg[1]

Катары, трубадуры, Грааль и Возрождение

Катары и трубадуры – два примечательных явления средневековья. И те, и другие возникли в Аквитании, Провансе и Лангедоке – провинциях, которые тогда называли Окситанией. Эта страна на юге Франции дала огромное количество романтических и трагических легенд, будоражащих фантазии уже сотни лет. О трубадурах, распространивших на всю Европу свою поэзию и музыку и создавших то, что позже назовут куртуазной культурой. О том, как Граф Тулузский, не будучи катаром, сохранил верность народу и до последнего защищал свой край. Об Элеоноре Аквитанской – матери Ричарда Львиное сердце и Иоанна Безземельного. Благодаря южному воспитанию, образованию и амбициям, она стала самой влиятельной женщиной эпохи.

С катарами связана легенда про Грааль. Есть версия, что он долгое время хранился в этой секте и обеспечивал процветание югу. Против катаров Папа Иннокентий третий собрал целый крестовый поход и стремился растоптать секту, но в результате получил эпоху итальянского Возрождения.

Попробуем разобраться, что тогда творилось на катарском юге Франции и почему он оставил заметный след в истории.

Экономика, география и Грааль

Неординарные исторические личности при внешнем прагматизме оказываются отчаянными романтиками. Так в 30-х годах 20 века канцлер Германии А. Гитлер создал организацию Аненэрбе, которая занималась историческими и мистическими изысканиями, собирала древние артефакты, археологические находки и тексты для того, чтобы веско обосновать арийскую теорию. И вот в октябре 34 года Гитлер написал письмо руководителю Аненэрбе Вирту, в котором поставил задачу отыскать Святой Грааль, чтобы доказать, что это реальный предмет арийских предтеч, и использовать его в своих целях. При этом разрешалось задействовать фонды в любом размере и предоставлялись самые широкие полномочия.

Существовала легенда, согласно которой Грааль хранился в твердыне Монсегюр и, скорее всего, после крестового похода против катаров, либо остался под развалинами, либо был спрятан в окрестных Пиренеях. Германский археолог Ран руководил поисками и нашел много интересного: это были давным-давно заброшенные тайные ходы, пещерный храм, заваленный горным обвалом, средневековое оружие, фрагменты доспехов, скелеты людей и мамонтов, старые кучи хлама, стоянки неандертальцев и наскальную роспись. Точно не известно, но ходят слухи в желтой прессе, что он нашел то, что искал…

У меня есть своя версия относительно Грааля, которой буду придерживаться, пока не увижу артефакт своими глазами. Грааль – как три фактора: свобода, хорошая экономика и мудрое правительство.

Сложилось так, что в 9 веке примерно на 80 лет юг попал под владычество мусульман. У арабов культура и экономика были развитее, чем у потомков вестготов и галлов, которые тут обитали. Возникла своеобразная смесь обычаев, нравов и генотипов. Южане стали более образованными, свободными и смуглыми.

В 11 веке Окситания представляла собой благословенный край. Представьте – на севере Франции темное средневековье, повальная безграмотность, голод, упадок, вши и феодальные дрязги. А на юге – процветание, школы (читать умеют даже женщины), хорошие урожаи, развитая торговля, прогрессивная культура, музыка и поэзия. Тулуза – третий по величине город в Европе. И край подчиняется королю Франции только формально. В Окситании городские посты могли получать люди, независимо от вероисповедания и национальности. Будь ты еврей или араб, если доказал полезность – назначат в магистрат на высокую должность. В рыцарских турнирах принимали участие выходцы из городского или торгового сословия, при этом использовали свою символику и гербы! Это невиданное для севера явление. Да и то, что герцог, восходя на трон, приносил присягу городу прежде, чем город присягал ему – говорит о многом.

Свобода коснулась и обычаев повседневной жизни. Например, пение светских песен не считалось пороком для знати, как и поэзия, и игра на музыкальных инструментах. Известен даже герцог-трубадур! А согласитесь – это уже о многое значит. Сеньор, который устраивает маленький домашний концерт и сам выступает, подает подданным определенный пример.

Женщины были достаточно свободными. По наследству от кельтов (галлов) юга им достались права выбирать мужей, владеть имуществом, учиться и самостоятельно распоряжаться своей жизнью. Свобода стала одной из отправных точек того, что позже назовут куртуазной культурой.

Климат на юге мягкий, почвы плодородные, растет все: начиная от пшеницы заканчивая виноградом. Именно здесь проходит путь по рекам Гарона – Рона, от Атлантического океана в Средиземное море. Пошлины и ярмарки приносят хороший доход. Достаток и стабильность, у людей оставались силы и время, чтобы заниматься музыкой и науками.

И вот в таком относительно свободном и счастливом обществе появилась секта, которая смогла завоевать доверие крестьян, горожан и даже дворянства.

О катарах

Об учении катаров (чистых), или альбигойцев (от названия города Альби), мы знаем в основном из работ их религиозных противников, поэтому не стоит верить всему, что написано. Монах Рауль Лысый говорил, что эта вера была основана женщиной. Женщина в роли учителя воспринималась, как крайнее духовное падение. Еще о катарах писали, что те не считают Христа Сыном Бога, что на собраниях предаются разврату, жгут детей и едят их пепел. Естественно, при этом они предавались самому разнузданному разврату и поклонялись Дьяволу, приходившему к ним в виде чудовищ.

Обратите внимание, говорят почти то же самое, что и о Тамплиерах. Видимо, фантазии критиков средневековья работают схожим образом.

Есть и другое мнение – кардинально противоположное: катары были настоящими аскетами и подвижниками, святыми, которые усмиряли плоть постами, вели идеальный образ жизни и являлись примером для всех религиозных людей.

Подозреваю, что правда, как всегда, – посередине. Считаю, что катары были разные. Среди них были и аскеты, и те, кто принял эту веру по экономическим, политическим или социальным причинам. Кроме того, в этой среде существовало немало мелких сект, ответвлений и просто гуру с небольшими кружками последователей, которые могли учить чему угодно.

В конце своего существования катары пришли к выводу, что нужно централизоваться и даже создали единую структуру организации. Епископы катаров возводили линию преемственности к апостолам, поэтому об антихристианской направленности этой секты не может быть речи.

Это стало вызовом, который переполнил чашу терпения Папы и стало началом конца катаров.

Средние века – эпоха религиозности и богоискательства, люди стремились понять, как Бог, создавший мир, позволил появиться в нем злу. Почему Он не предусмотрел появление Сатаны и не уничтожил его в самом начале. На эти вопросы есть масса ответов.  Катары считали, что, создав материю, Бог допустил возможность зла. Материя ограничивает дух, цементирует его и обволакивает божественное. Любые материальные предметы: иконы, тела людей, деньги, бытовые вещи – несут в себе искажение духа, поэтому к ним нужно относиться с осторожностью. Так же, как и к социальным структурам и даже к церкви.

Скорее всего, катарами именуют не только альбигойцев, но и богумилов с павликианами восточной Европы. А учение о двойной природе всего сущего роднит их с античной, «мировой ересью» манихейцев, о которой у нас есть отдельная статья.

Сектанты считали, что могут напрямую обращаться к Господу, поэтому не требуется ни церковь, ни соборы. Земля по умолчанию ад, а рай расположен на звездах. Чтобы туда попасть, нужно жить правильно, иначе, умерев, вновь переродишься здесь и будешь страдать. Важная идея – возвращение к простоте раннего христианства.

У катаров было множество центров, где находились школы катехизиса, оттуда проповедники шли по свей Европе и несли свою веру. Женщины и мужчины селились в отдельных общинах. Эти организации соблюдали особые правила, избегали греха, даже животных не убивали и не ели мяса. У катаров-проповедников была хорошая репутация среди крестьян и горожан, считалось, что они могут спасать души людей, и их именовали «добрые люди».

Отличительная черта – сетевая структура организации. Проповедником и пастырем мог стать кто угодно, когда осознавал в себе призвание. Храмов как таковых не существовало, церковные дома являлись скорее клубами, чем святыми местами. Осознав призвание, мужчины и женщины шли проповедовать, или оставались в своей среде, лишь частично меняя образ жизни.

Ересь катаров к концу 12 века необычайно распространилась. Подкупала простота, понятность и отсутствие церковной десятины. В катары шли многие горожане и даже дворяне. Известно, что жена графа Тулузы приняла эту веру и ушла из семьи в общину. Графу пришлось жениться повторно.

В 1179 году на Латеранском соборе катаризм был осужден как ересь. Папа Иннокентий третий (известный расправой над Тамплиерами) призвал к крестовому походу против катаров. Это стало началом Альбигойских войн. В 1233 году была организована святая инквизиция, для того чтобы очистить от ереси юг Франции. Войны продолжались достаточно долго, последний оплот катаров – Монсегюр пал в 1244 году. После этого секта была разгромлена окончательно.

Интересно, что носители «Окситанской культуры» массово переселились в Италию и принесли с собой свои обычаи, знания, веротерпимость и интерес к искусству. Есть мнение, что выходцы из юга Франции заложили фундамент того, что потом назвали эпохой Возрождения.

О трубадурах

В Лангедоке, Аквитании и Провансе того времени было еще одно примечательное явление – трубадуры (troba — песня). Условно к трубадурам причисляют всех, кто занимался песенным и поэтическим творчеством, но в их среде была дифференциация по статусам и направлениям. Трубадур – это не бродяга или нищий певец, это автор, поэт-песенник, настоящая звезда средневековой эстрады. Трубадуров с почетом принимали в лучших домах. Кормили и поили не на кухне, а за хозяйским столом, дарили дорогие подарки и золото. Трубадур – это артист большой величины.

О Средневековье говорят, что это культура без автора, так вот, имена трубадуров нам известны, потому что они были в первую очередь именно авторами произведений. Среди трубадуров были клирики, бастарды королей, герцоги и графы. Музыканты рангом поменьше – жонглеры и сегвелы распространяли их произведения по всей Европе.

Творчество трубадуров заметно отличается от того, что было на севере Франции и в Германии. На его формирование влияли арабская музыка и поэзия. Ранние произведения были записаны арабскими буквами, но на романском языке. Интересно, что именно трубадуры создали литературный романский язык и поэтические жанры известные и в наши времена (кансона, сервента, альба, пастурель…).

Кроме музыки, трубадуры придумали куртуазную любовь (fine amor). Историки считают, что эта идея была позаимствована у арабов, где отношения между мужчиной и женщиной очень сильно регламентированы обычаями. Поклонение замужней даме, которая еще и выше по социальному положению, стало не просто модой, но частью общепринятых правил. Цель куртуазной любви не близость, а стимулирование ощущений, ритуал поклонения и наслаждение самим процессом. Считалось, что такая игра в любовь благотворно сказывается на поэзии и творческом даре.

Выделяют четыре степени поклонения:

  • колебание (feignaire), когда кавалер еще не говорит о чувствах;
  • просьба (pregaire) – признание;
  • услышан (entendeire), когда дама принимает чувства кавалера и в знак благосклонности дарит ленту, перчатку или платок;
  • друга (drutz) – поцелуй, скорее всего единственный – высшая стадия куртуазной любви.

Вот эти любовь, лирика и романтика дали миру 80% литературных, живописных и поэтических сюжетов. Культ женщины слился с культом девы Марии и в таком виде прочно закрепился в средневековой парадигме. На этой куртуазности выросло возрождение, барокко, маньеризм, классицизм и романтизм, галантный век и чопорная идеология викторианской эпохи. Без нее трудно представить облик современного мира. Именно тогда возникла вежливость, появились манеры, обходительность внимательность и то, что называют культурой в повседневном смысле.

Конечно, куртуазность превратилась в условность, но именно из условностей состоит тонкий налет культуры над хаосом бессознательного, который и делает людей людьми.

Заключение

Есть мнение, что многие бродячие музыканты были связаны с сектой катаров, сейчас это проверить не легко. Но как минимум они вышли из одной социально — культурной среды, в которой уживались аскетизм и жизнелюбие, праздник и строгое послушание, искусство и религия, музыка и молитва. В истории нечасто встречаются счастливые времена и страны, тем более в средневековье. Лангедок 11-12 веков был уникальным явлением, Святым Граалем среди вечно воюющей, еще полудикой Европы, до которого трудно дотронутся руками, но можно осознать.

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели